Меню

развернуть | свернуть

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

slon-elephant.ru > Литература про слонов > Три истории > Три истории страница 9

Три истории страница 9

Старый способ вести за собой осла, маня его едой, не так плох, как может показаться с первого взгляда. Марджери предложила заманивать слоненка листьями мопани, и приманка подействовала.

Чтобы слоненок мог свободно шагать, мы оставили веревку лишь на одной его ноге. Другая веревка обвивала его шею. Я и один африканец держали концы этой веревки и могли направлять слоненка в нужную сторону.

Наконец мы вошли в лагерь. Ветка мопани по-прежнему маячила перед Джамбо, и вдруг он рванулся с новой силой, опрокинув двоих африканцев, словно кегли. Мы отчаянно вцепились в концы веревки, но, прежде чем сумели утихомирить слоненка, он чуть не сровнял с землей наш лагерь. Почти весь следующий день мне пришлось заниматься починкой столов, стульев и палатки.

Мы привязали Джамбо к дереву ярдах в двадцати от лагеря и хорошо позаботились о нем: поставили рядом большое ведро воды и навалили ворох свежесрезанных молодых веток мопани.

Я падал с ног от усталости. Поставив один из неповрежденных складных стульев в нескольких ярдах от Джамбо, я присел отдохнуть, а заодно и понаблюдать, как он ест и пьет. Минут через двадцать Джамбо почти успокоился и принялся есть, опять все тем же необычным способом: ногой и хоботом запихивая листья в рот.

Несомненно, его хобот бездействовал уже довольно длительное время — иначе как бы он мог освоить столь своеобразный способ кормежки? Я поднялся, взял пучок листьев мопани и поднес его ко рту слоненка. Он не колеблясь схватил листья и стал жадно жевать.

Тут ко мне присоединилось все мое семейство, и целый час мы кормили слоненка из рук. Потом я осмотрел его хобот и установил, что он совершенно парализован.

Я начал ощупывать его с кончика, потихоньку поднимаясь все выше и выше, но, когда достиг места, где хобот переходит в голову, слоненок резко дернулся, как от боли, и перестал подпускать меня к себе. Я понял, что надо дать ему отдохнуть, а более тщательный осмотр отложить на следующий день.

Когда слоненок принялся пить из ведра, на него было больно смотреть. Начал он с того, что поднял голову и погрузил кончик хобота в воду.

Набрав полный хобот воды, он стал двигать головой вверх и вниз, раскачивая хобот взад и вперед, а затем, достаточно раскачав его, удивительно метко забросил кончик в рот и вылил остатки воды в горло. Надо полагать, бедняга ежедневно часами простаивал у воды, утоляя жажду маленькими глотками, всего по нескольку капель зараз.

На следующее утро Джамбо был полон жизни. Его уже можно было гладить и похлопывать, не опасаясь, что он станет брыкаться и бодаться. Всего лишь за одну ночь он стал кротким и послушным, как щенок.

Я всегда утверждал, что слон — самое умное и самое чуткое из животных. Какое другое дикое животное, с его инстинктивным страхом перед человеком, так же легко откликнулось бы на доброту, как этот слоненок, еще только вчера бывший неукрощенным обитателем джунглей?

Мне даже почудилось в добрых, с длинными ресницами глазах Джамбо что-то вроде человеческого выражения, когда он посмотрел на меня, словно желая сказать: «Спасибо. Никто еще не делал для меня такого».

Позже мы внимательно осмотрели хобот Джамбо и обнаружили занозу, глубоко засевшую в верхней части хобота. Она-то и была причиной паралича. Вскоре после того, как занозу удалили, Джамбо полностью поправился. И в тот день, когда мы собирали вещи, готовясь покинуть лагерь, мы отпустили здорового слоненка на свободу.