Меню

развернуть | свернуть

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

slon-elephant.ru > Литература про слонов > Слоновья школа > Слоновья школа страница 4

Слоновья школа страница 4

Лони, которой еще нет даже восемнадцати лет, малышка, как мы ее между собой называем, срывается с места и опрометью кидается к ящикам. Если в подобных случаях три другие слонихи всегда степенны и неторопливы, то Лони несется прямо рысью.

Более того, к моему постоянному удивлению, последнюю пару метров перед ящиками она скользит по гладкому бетонному полу, прямо как на лыжах, потому что иначе не в состоянии затормозить. У этой «малышки» вообще вечно одни шалости в голове. Ей лишь бы похулиганить!

Так, иногда по дороге к ящикам она вдруг останавливается и начинает старательно подбирать хоботом с пола лежащую там соломинку, что-бы затем удовлетворенно отправить ее в рот. Это одну-то единственную соломинку!

Такие же фокусы позволяют себе время от времени и другие три слона. Поэтому мне приходится внимательно следить за тем, чтобы пол каждое утро был тщательно выметен. Ведь если слониха хоть на мгновение отвлеклась, начала подбирать что-то с пола, тогда все — правильного решения уже не жди!

Когда Лони по утрам отвязывают, готовя ее к занятиям, она начинает с вожделением скрестись и тереться о стенки. Особое удовольствие она получает, если предварительно успевает обсыпать себя песком, чтобы он во время трения так и скрипел на коже, издавая при этом звук, от которого чувствительные люди затыкают пальцами уши.

В иные дни Лони бывает особенно игривой и безобразничает сверх всякой меры. Тогда она «скользит на лыжах» даже задом наперед, садится на свой зад, громко трубит, хватает меня хоботом и тянет за собой. Мне даже бывает жалко ее одергивать и заставлять снова переходить к серьезным занятиям.

Три целых и три десятых верного решения приходилось на одно неверное, когда слонов отпускали тотчас же после того, как захлопывалась крышка ящика с хлебом. Теперь же, когда их заставляли пережидать две секунды, верных решений стало меньше одного на
каждое неверное!

Но это не значило, что слоны при таких условиях совсем не в состоянии вспомнить правильный ящик: ведь пустых ящиков четыре, а с хлебом всего один, и если бы слоны выбирали любой, первый попавшийся ящик, то по теории вероятности на одно правильное решение приходилось бы четыре неправильных.

Ну что ж. Я вынимаю секундомер и заставляю своих четырех красавиц постепенно пережидать все больший срок после того, как Кафтан опустит хлеб в ящик. О, ожидание не в правилах слона, желающего получить свой кусок хлеба! Я прямо чувствую, как могучая Мони осторожно надавливает на крюк, которым я удерживаю ее за толстый, словно древесный ствол, хобот.

Я наблюдаю за ней. Моя славная любимая ученица Мони стоит, сонливо прикрыв глаза. Я имею возможность вблизи любоваться ее роскошными ресницами — они достигают 11—12 сантиметров в длину и гораздо длинней, чем у трех остальных слоних.

Ожидая, Мони иногда надвигает на глазное яблоко так называемую мигательную перепонку, розоватое третье веко, закрывающее глаз в направлении от носа к уху.

Верхние задние края ушей у Мони загнуты внутрь и имеют розовато-дымчатую окраску. Длинные мочки как бы специально созданы для того, чтобы было удобно за них водить, и Мони охотно разрешает водить себя именно таким образом.

Что касается черной кисти — украшения слоновьего хвоста, — то у Мони она просто отсутствует. (Очень возможно, что кому-то в Индии понадобился султан для украшения головного убора, и конец хвоста был просто отрезан.

С тех пор как я прочел, что у некоторых африканских племен принято загонять жирафов в болото, чтобы иметь возможность спокойно отрубить у них кончики хвостов для подобных же целей, я уже ничему не удивляюсь!)