Меню

развернуть | свернуть

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

slon-elephant.ru > Литература про слонов > Слоновья школа > Слоновья школа страница 2

Слоновья школа страница 2

А теперь от наших громадных «школьников» требуется научиться открывать именно тот ящик из пяти стоящих у стены, в который положен хлеб. Я заставляю служителя слоновника — богемца, носящего странное имя Кафтан, — бежать с куском хлеба, маня им слона. Добежав до ящика, Кафтан проворно открывает крышку и бросает в ящик хлеб, иной раз чуть не прищемляя кончик слоновьего хобота.

Проделывать все именно так, а не иначе совершенно необходимо, потому что, если слон не бежит непосредственно за человеком, держащим хлеб, он начинает открывать крышку любого ящика, который ему попадается. Да, такую, казалось бы, простую связь между ящиком и положенным туда хлебом этим толстокожим постичь не под силу.

Старый директор цирка Кроне, один из самых опытных и талантливых дрессировщиков слонов, тихонько входит в помещение, где мы проводим свои опыты, садится на стул, стоящий в углу, и наблюдает за нашими манипуляциями. Он разочарованно качает головой: неужели его любимцы не в состоянии решить такую несложную «школьную задачку»? Но, к сожалению, все именно так и обстоит.
Когда мы предоставляем слонам возможность самим находить и открывать ящик, в который на их глазах был брошен кусок хлеба, они чаще всего направляются к другому, пустому ящику!

А коль скоро они не в состоянии уразуметь, что от них требуется, нам придется втолковывать им правильное решение при помощи «кнута и пряника» — вознаграждений и порицаний. Начинается мучительный, затяжной процесс обучения. Бетю (или другую слониху) ставят на расстоянии шести метров от ящиков.

Я занимаю свой пост возле головы слонихи, слегка придерживая ее палкой с крюком за хобот; Кафтан открывает один из ящиков, кричит зычным голосом: «Бетя, иди сюда!», с треском захлопывает крышку и отбегает в сторону. В тот же миг я убираю крюк и отпускаю слониху. Ей следует идти к ящику №3. Но нет, она протягивает хобот к ящику №2!

«Не туда, Бетя, не туда!» — кричу я резким голосом, от которого бедная слониха вздрагивает всем телом.

Я подскакиваю к ней, захватываю крюком верхний край ее уха, и трехметровый гигант весь как-то съеживается, присаживается и склоняет голову набок, словно нашкодивший школьник, которому собираются «надрать уши». Я подвожу ее к ящику №3, и она его открывает.

«Молодец, Бетя! Правильно!» — говорю я уже ласковым голосом.

Потом я заставляю ее отойти, пятясь задом, на исходную позицию, чтобы начать игру заново, — десять, сто раз одно и то же. Бете достаточно легкого нажима палки, чтобы она попятилась назад. Мони и этого не требуется: она сама отходит назад после того, как достанет из ящика свой кусок. Менне же приходится прямо-таки пихать изо всей силы, чтобы заставить двигаться задом.

Вот так мы и тренируемся каждый день по утрам и вечерам. Но должен заметить, что слоны не особенно выносливые ученики. Если кому-то из них пришлось пробежаться взад и вперед тридцать-сорок раз подряд — с него уже хватит.

Результаты становятся все хуже, а потом такая «утомленная дама» и вовсе отказывается подойти к ящикам, просто останавливается на полдороге и стоит, хотя, я знаю, она еще совсем не утолила голод! Если я побросаю куски хлеба на пол — она способна съесть еще целую гору!