Меню

развернуть | свернуть

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

slon-elephant.ru > Литература про слонов > Слоновья школа > Слоновья школа страница 1

Слоновья школа страница 1

Вот они стоят, эти четыре колосса, словно серые, испещренные рубцами утесы, посреди своего высокого бетонированного ангара, куда их поместили в, Мюнхене на зимний постой. Зовут их Мони, Бетя, Менне и Лони.

Мы подходим к Мони — самой крупной и самой сообразительной из слоних, как нам сказали служители цирка, — и высвобождаем ее переднюю и заднюю ноги из цепей. Мони провела в цирке у Кроне двадцать пять лет — добрую половину своей жизни. К господину Алерсу, работающему здесь со слонами, она выказывает подчеркнутое расположение.

Когда он с ней не слишком строг, она склоняет перед ним голову до самой земли, подставляет бока для почесывания, падает перед ним на колени или подтягивает его хоботом к себе. Она явно в него «втюрилась» и по-слоновьи с ним заигрывает. Для нее он некая замена слона-самца. Значит, если мы склонны «очеловечивать» животных, то они нас, если так можно выразиться, «оживотнивают».

Но сейчас Мони заигрывать не разрешено: она на учебе. Ей нужно научиться открывать хоботом крышку тяжелого деревянного ящика.
Чтобы помочь ей, мы на ее глазах прячем туда кусок хлеба, открываем и закрываем несколько раз крышку, но слониха не реагирует. Она отвлекается: то чешется плечом о стенку, то оглядывается по сторонам, а когда оставшиеся в своем ангаре три остальных слона начинают громко трубить, Мони рвется к ним.

Правда, и хлебом, который мы вновь и вновь вынимаем из ящика и протягиваем ей под самый хобот, она интересуется. Но заполучить его она хочет совсем другим, более подходящим ей путем, которого я никак не мог предусмотреть.

Слониха поднимает переднюю колонноподобную ногу и собирается просто-напросто растоптать дурацкий ящик! Тогда я беру в руки ее хобот, подвожу его под выступающий край крышки и хоботом поднимаю ее кверху. К нашему большому удивлению, мне приходится проделать это всего один раз. После такой подсказки Мони два раза подряд самостоятельно достает хлеб из ящика.

Таким же образом удается научить доставать хлеб Лони и Бетю, а вот с Менне дело не ладится. Она, оказывается, не любит, когда дотрагиваются до ее хобота. Стоит только протянуть руку, чтобы взять ее за хобот, как она сейчас же отводит его в сторону.

Поэтому Менне так и не выучивается открывать ящик. Когда наступает время ее занятий, мне приходится самому открывать все крышки. Менне вообще смешная особа. Она мала ростом, не больше слона-подростка Лони, хотя по летам уже совсем взрослая. Зато она коренастая и сильная, с мощным, угловатым черепом.

Если остальные слоны, как и подобает стадным животным, очень держатся друг за друга и увести одного из них бывает подчас весьма трудно, то Менне — ярко выраженная одиночка, индивидуалистка.

Когда цирк странствует и на какой-нибудь подходящей стоянке этим большим животным разрешается попастись на воле, Менне тут же обособляется. Она всегда находит себе самостоятельное занятие: стоит, забрасывая себя грязью, или чешется о какую-нибудь стену, и при этом так неистово, что на коже остаются кровавые ссадины, которые ее, однако, нисколько не беспокоят.

Но в то же время человека Менне слушается беспрекословно. Сразу же подходит, когда ее зовут. Работая с ней, я не пользуюсь палкой с крюком, необходимой, чтобы добиться послушания от остальных слонов.

Когда цирк снимается с места и все его имущество загружается в фургоны, Менне трудится с утра до вечера — что-то подтягивает и толкает. И все же для манежа она абсолютно непригодна. Еще не нашелся человек, который сумел бы выучить ее самому пустяковому номеру.