Меню

развернуть | свернуть

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

slon-elephant.ru > Литература про слонов > Облава на слонов > Облава на слонов страница 9

Облава на слонов страница 9

А пока мы стали загонять более спокойных животных. Для этого мы употребляли следующий способ: подводили двух ручных слонов к дикому; они с обеих сторон сжимали шею пленника в то время, как мы привязывали ему веревку к задней ноге. Потом животное отвязывали от дерева.

Десять или двенадцать человек держали веревку, привязанную к задней ноге, и эта веревка должна была служить якорем в случае сопротивления. Один ручной слон шел впереди пленника, чтобы помешать ему кинуться вперед, другой шел сзади, и с каждой стороны тоже шли ручные слоны. Ручные слоны подталкивали пленника и ударяли его клыками, а если он упрямился, то слон, шедший позади него, изо всей силы ударял его головой в зад, и он от толчка невольно летел вперед.

В общем, со стадом справиться нам было совсем не трудно. Две или три самки попробовали бороться, но ручные слоны быстро усмирили их. Мать сосунка упиралась сильнее, и людям пришлось колоть ее заостренными шестами, а шедшему за ней слону приходилось изо
всей мочи толкать ее. Ну а слоненок все это время веселился и играл: очевидно, вся процедура казалась ему очень занимательной.

Наконец мы решили взяться за старого слона. Шел уже четвертый день, как он был пойман. Он был голоден и томился жаждой, так как ему не давали пить. Он рвался на привязи и старался ударить всякого, кто подходил к нему. Слон то вставал, то падал на колени, рыл клыками землю и натягивал изо всех сил канаты, спутывавшие его ноги.
Он совершенно изнемогал, и как это было ни жестоко, но я добился того, чего хотел. Не мог же я рисковать жизнью моих людей!

Я приказал поставить перед старым самцом одного из ручных слонов, чтобы отвлечь его внимание, а в это время два других ручных слона набросились на него сбоку и повалили его. Он тяжело рухнул на землю, у него перехватило дыхание. Четверо людей бросились к нему с плетьми и били его минуты три. После этого слону дали подняться. Он, шатаясь, встал на ноги и стоял ошеломленный; его голова качалась из стороны в сторону. Я подал сигнал, и опять его свалили и начали бить. На третий раз, когда побои еще сыпались на него, он вдруг испустил страшный рев и уступил. Я приказал, чтобы ему дали встать: сопротивление великана было сломлено.

Все огромное тело слона тряслось, но по взгляду его маленьких глаз я понял, что вряд ли безопасно прибегнуть к обычному способу загона его за загородку, и выбрал другой способ, более медленный, но и более безопасный. Мы врыли в землю двойной ряд столбов, начинавшихся у места, где стоял слон.

Каждый столб находился на расстоянии обычного слоновьего шага — шесть футов — от другого, и они чередовались в шахматном порядке.

К первым столбам привязали ноги пленника. Один ручной слон стоял впереди него, другой сзади. По сигналу малайца быстро отвязали левую переднюю и правую заднюю ноги дикого слона и дернули за веревки, а затем привязали их к столбам, вколоченным на шесть футов впереди первых столбов.

Таким же способом передвинули на один шаг вперед правую переднюю и левую заднюю ноги старого слона, который теперь шел, сам того не желая. Хобот его мотался взад и вперед: слон был слишком обессилен для того, чтобы управлять им, и все же не переставал глухо рычать.

Через два часа старый самец очутился в крытом помещении, где в земляной пол были вколочены два длинных, тяжелых столба. Между ними поместили слоновью голову и затем натянули между ними веревки. Таким образом столбы и веревки крепко держали слона, а у него не было ни сил, ни охоты сопротивляться.

Под брюхом у него вдоль тела пропустили шест, устойчиво прикрепленный к вбитым в землю сваям. Поперек этого шеста привязали еще две палки: одну позади передних ног слона, а другую впереди задних. В первый раз за всю долгую жизнь старый слон оказался совершенно беспомощным. Он мог приподнимать ноги и немного двигать ими взад и вперед, мог делать что хотел хоботом, но это было все. Лечь или шагнуть было невозможно.